Что представляют собой «новые IPO»?



Поиск источника финансирования для многих компаний является ключевым фактором развития, причем это утверждение справедливо как по отношению к совсем зарождающимся организациям, так и к опытным игрокам рынка. Традиционным способом привлечения крупного капитала является проведение IPO (Initial Public Offering) — первичного публичного размещения акций. Компания через биржу продает свои ценные бумаги, тем самым получая прибыль, зачастую намного превышающую свой годовой доход. Но IPO — это довольно элитарная форма привлечения средств. Процедура подготовки акций обходится компании в круглую сумму и требует большого количества времени, вплоть до года. И для инвесторов также существует высокий порог входа. Таким образом, только большие компании могут выходить на IPO и только крупные спонсоры в состоянии приобрести их акции.

С развитием криптовалютного рынка возникло понятие ICO (Initial Coin Offering) — первоначальное размещение монет — которое представляет собой более демократичный аналог IPO. Компании, решившие таким образом привлечь капитал, вместо акций выпускают цифровые токены. Один из элементов демократизации заключается в том, что во многих ICO можно участвовать и с крошечными суммами вложений: цены за один токен могут начинаться от нескольких центов. Однако идея доступности, изначально заложенная в такой формат привлечения средств, постепенно слабеет и все больше ICO проводятся в закрытом формате, с участием крупных инвесторов. Дополнительным дестабилизатором выступает система пресейлов — закрытого этапа, который предшествует публичному ICO. В ходе пресейлов крупные инвесторы получают большие скидки или бонусы, благодаря чему тратят на один отдельный токен в полтора-два раза меньше, чем участники основного раунда ICO, или получают гораздо больше. Это открывает перед крупными игроками возможность заработка за счет чистой спекуляции. Если стартовая стоимость условного токена составляет $2, но отдельные участники рынка приобрели его за $1, они могут сбросить его за $1.5 и остаться в плюсе, в то время как остальные владельцы токенов потеряют часть активов из-за инфляции.

Токены, выпускаемые блокчейн-проектами, как правило, могут использоваться для оплаты услуг, предоставляемых блокчейн-платформой проекта или для покупки услуг у других участников платформы. Так, многие проекты, среди которых Bitclave, NAU, Brave, Adbank, нацелены на устранение посредничества в сфере рекламы, связывая напрямую ритейлеров и их клиентов и создавая систему вознаграждения, при которой пользователи сервиса сами продвигают его и получают за это вознаграждение. Блокчейн-проект Golem, собравший в ходе ICO в 2016 году 820,000 эфира ($8.2 миллиона на тот момент и около $589.5 миллиона сегодня), рассчитывает стать децентрализованным рынком вычислительных мощностей, и недавно проект представил бета-версию основной сети, в которой пользователь может «арендовать» неизрасходованную энергию центрального процессора (CPU) и при помощи специализированного ПО создавать сгенерированные компьютером изображения (CGI) — в том числе анимацию, визуальные эффекты, интерактивные 3D-приложения и видеоигры. Децентрализованное хранилище данных Filecoin позволяет пользователям не только безопасно хранить свою информацию, но и зарабатывать токены Filecoin (FIL), сдавая в аренду пространство на жестком диске своего компьютера.

К запуску собственного токена сегодня обращаются не только блокчейн-разработчики, но и традиционные компании. В мае американский канал Cheddar со ссылкой на знакомые с ситуацией источники сообщил, что Facebook планирует запуск собственной криптовалюты, которая будет использоваться для совершения платежей и покупок внутри платформы. В марте американский автопроизводитель Ford получил патент на разработку системы, которая поможет решить проблему пробок, связывая находящиеся в пути машины и упорядочивая их движение с помощью внутреннего токена CMMP. Водители смогут покупать право движения по наиболее быстрой полосе или продавать место в собственной полосе, а также приобретать право «приоритетного доступа», позволяющее совершать обгон любого участника движения в течение определенного времени. Kodak объявили о планах по запуску собственного блокчейн-проекта в январе: криптовалюта KODAKCoin и блокчейн KODAKOne позволят фотографам управлять авторскими правами на свои работы. Как передали Reuters 10 мая со ссылкой на заявление партнера Kodak, компании WENN Digital, ICO KODAKCoin должно было стартовать в конце мая. «Японский Amazon», гигант электронной торговли Rakuten намерен перенести на блокчейн свою программу лояльности Rakuten Super Points, превратив бонусные баллы в токены Rakuten Coin.

Также одной из самых больших интриг ICO-пространства в этом году стало ICO Telegram, которое, по сообщениям «знакомых с делом источников» уже привлекло $1.7 миллиарда в рамках двух приватных размещений, однако официальных комментариев от руководства мессенджера пока не поступало.

В декабре прошлого года британская аудиторско-консалтинговая компания EY опубликовала исследование ICO. Проанализировав 372 проекта, EY выявила, что всплеск ICO-инвестиций пришелся на второй квартал 2017 года: если за 1.5 года с июля 2015-го по март 2017-го вложения в ICO выросли на $280 миллионов, то за следующие три месяца — с апреля по июнь прошлого года — ICO-инвестиции возросли с $290 миллионов до $1.05 миллиарда, а к ноябрю 2017 года увеличились еще в 4 раза. Крупнейшими ICO 2017 года стали EOS ($883.4 миллиона к концу 2017 года, на тот момент ICO еще продолжалось), Filecoin ($257 миллионов), Tezos ($232 миллиона), Bancor ($152 миллиона) и Polkadot ($140 миллионов). В 2018 году ожидаются еще более внушительные результаты: первый квартал 2018 года уже побил рекорд в $5.3 миллиарда, привлеченные за весь прошлый год. По данным Coindesk, с января по конец марта 2018 года проекты привлекли в рамках ICO $6.3 миллиарда (с учетом $1.7-миллиардного ICO Telegram).

Правовой статус ICO пока находится в процессе определения, и больше всего шагов на пути к формированию законодательной базы вокруг таких предложений предприняли США. Если IPO является размещением ценных бумаг и в американской правовой практике подлежит регистрации (или, в отдельных случаях, другой отчетности) в Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC), то ICO долгое время существовали в абсолютно нерегулируемом пространстве и позиционировали себя как предложения «utility-токенов» (а не ценных бумаг). Проекты аргументировали это тем, что покупатели токенов не получают долю в компании, а лишь используют токен как средство обмена в рамках определенной платформы. Однако в июле 2017 года SEC вступила в крипто-пространство, признав токены проекта The DAO ценными бумагами. С тех пор американский регулятор приостановил ряд ICO, подозревая их в нарушении Закона о ценных бумагах и биржах США, а 28 февраля the Wall Street Journal со ссылкой на анонимные источники передали, что SEC разослала крипто-проектам десятки новых повесток и запросов на предоставление информации. «Все ICO, которые я видел, являлись предложением ценных бумаг», — заявлял председатель комиссии Джей Клейтон в феврале, в ходе слушаний в Сенате. Позднее, выступая на мероприятии в Принстонском университете, Клейтон пояснил, как следует понимать разницу между utility- и security-токенами.

Наиболее жестко к ICO-пространству относятся Южная Корея и Китай: обе страны запретили проведение ICO в сентябре прошлого года. Однако с марта появились слухи о планах финансовых регуляторов Южной Кореи по легализации ICO, а 2 мая The Korea Times со ссылкой на заявление представителя пра­вя­щей Де­мо­кра­ти­че­ской пар­тии Кореи Хон Юй Рака сообщили, что группа законодателей работает над созданием новой правовой базы для легализации ICO под строгим контролем Комиссии по финансовым услугами и Министерства образования, науки и техники.

Нельзя сказать, что недоверие регуляторов к крипто-пространству беспочвенно. Сейчас проекты живут по принципу «Дикого Запада» и пользуются, возможно, последними днями (почти) полной свободы. Многие проекты спекулируют на этом: просто крадут деньги инвесторов и сбегают. Так, в январе, команда ICO-проекта Benebit скрылась со средствами инвесторов на сумму от $2.7 до $4 миллионов по разным подсчетам. Причем проект активно вел страницы в соцсетях и, по сообщению Finance Magnates, не пожалел $500,000 на маркетинг. О мошенничестве стало известно, когда кто-то обнаружил, что фото команды украдены с сайта школы. При этом ICO оценивалось как «надежное» многими популярными рейтинговыми сайтами. О том, стоит ли верить ICO-рейтингам, в частности, составляемым Telegram-каналами, рассказал Гэбриэль Шоу, директор по маркетингу крипто-банка Wirex.

Присваивание чужих личностей стало трендом в кругу ICO-скамеров: крипто-проект Miroskii разместил фото голливудского актера Райана Гослинга среди членов команды и представил его как «графического дизайнера Кевина Белэнгера».

Другим популярным приемом стало привлечение знаменитых амбассадоров: 12-кратный чемпион мира по боксу Флойд Мейвезер представлял ICO Centra Tech, Стивен Сигал — ICO Bitcoiin2Gen (оба проекта привлекли внимание американских регуляторов). SEC уже комментировала подобный способ продвижения ICO-проектов, отмечая, что «селебрити используют аккаунты в соцсетях, продвигая покупку акций или другие инвестиции», и такая деятельность может быть незаконной, если при этом не раскрывается «характер, источник и количество вознаграждения, выплаченного в обмен на их рекламные услуги».

В апреле стартап Savedroid, привлекший $50 миллионов на ICO, преподал важный урок своим инвесторам: основатель и CEO Savedroid Яссин Ханкир сообщил на сайте о закрытии проекта, а затем опубликовал в своем Twitter фотографию из аэропорта и фото с бутылкой пива на берегу моря с подписью «Спасибо всем! Конец связи...». А на следующий день проект опубликовал видео, в котором команда объяснила, что Savedroid продолжает работать, а данная акция была лишь предупреждением о том, что инвесторам нужно быть внимательными и остерегаться мошенников.




Загрузка комментариев…